(no subject)

Когда начинают говорить о каких-то прошлых заслугах людей, впоследствии запятнавших себя (например, восхищение полярным исследователем Колчаком или блестящим офицером Маннергеймом), мне всегда вспоминается полковник Моран, убийца и шулер, один из противников Шерлока Холмса, правая рука Мориарти:
"— Странно, — сказал я, возвращая Холмсу книгу. — Казалось бы, его путь — это путь честного солдата.
— Вы правы, — ответил Холмс. — До известного момента он не делал ничего дурного. Это был человек с железными нервами, и в Индии до сих пор ходят легенды о том, как он прополз по высохшему руслу реки и спас человека, вырвав его из когтей раненого тигра. Есть такие деревья, Уотсон, которые растут нормально до определенной высоты, а потом вдруг обнаруживают в своем развитии какое-нибудь уродливое отклонение от нормы. Это часто случается и с людьми."

Очередные исторические откровения

Кажется, уже никакие исторические откровения от поклонника Ильина и Шмелёва не могут удивить, но вчера он превзошёл сам себя. Очень грустно, когда человек, занимающий высокий пост, повторяет давно разоблачённые фейки и травит байки. А его анктикоммунизм принимает уже совсем неприличные формы.

"Искусственный отбор" от 16 октября

В "Искусственном отборе" от 16 октября два моих сюжета:
- Сара Биффен, безрукая художница-миниатюристка начала 19-го века;
- передвижник Григорий Мясоедов и его сын Иван, известный не только художественными произведениями, но и авантюрной жизнью.

"Искусственный отбор" от 9 октября

В "Искусственном отборе" от 9 октября два моих сюжета:
- Лука Камбьязо, художник 16-го века, обретший сейчас новую известность благодаря своим "кубистским" рисункам;
- Агостина Сегатори, натурщица, популярная у французских художников второй половины 19-го века, а затем - хозяйка артистического кафе "Тамбурин".

"Абсолютный слух" от 9 октября

В "Абсолютном слухе" от 9 октября два моих сюжета:
- "Славянские танцы" Дворжака";
- шуточное коллективное сочинение Бородина, Римского-Корсакова, Кюи и Лядова "Парафраз на тему та-ти-та-ти".

(no subject)

Деревья потянулись в глубину,
Лениво облака плывут по дну...
Я очутился в половине пятого
На полотне Борисова-Мусатова.
Лишь барышень на нём я не найду,
Они не отражаются в пруду.

Лирическое

Нынешняя осень - настоящий подарок природы; она полностью оправдывает эпитет "золотая". Хочется просто бродить где-нибудь на природе, любоваться на буйство красок и тихо улыбаться. Солнце, градусов десять тепла (не холодно и не жарко) - моя любимая погода. Если бы ещё не дворники с воздуходувками, было бы совсем замечательно.

Маленький документ эпохи

Читаю сообщение из классного родительского чата: "Моя *** заболела, и *** тоже заболела. Моя говорит, в классе кашлял мальчик, и вот результат. На больничном как минимум двое. Убедительная просьба: не водите больных детей в школу. Кому-то все эти больничные могут стоить работы, у кого-то просто много дел. Давайте уважать друг друга и беречь здоровье и нервы окружающих, не говоря уже о финансах, потому что болеть очень дорого". (выделения текста мои)
Этот пост наглядно демонстрирует, в каком постоянном бытовом страхе живёт множество людей. Но нам будут продолжать рассказывать про ужасы социализма. "Больничные могут стоить работы", "болеть очень дорого" - даже тридцать лет назад такие слова прозвучали бы дико, а сейчас все привыкли, как будто так и надо. Замечательная иллюстрация успехов тридцатилетних экономических и демократических реформ. Вспоминая недавние слова одного банкира: "Это и называется капитализм". Как же деградировало наше общество за несколько десятилетий!

Пришибеевщина

Каждый раз, когда узнаёшь о каких-то очередных неадекватных действиях невысокого начальства на местах, невольно вспоминается чеховский унтер Пришибеев. Таких Пришибеевых со своеобразным пониманием "порядка" и своих обязанностей ("тащит и не пущать", говоря словами персонажа Глеба Успенского будочника Мымрецова) в иерархических структурах хоть пруд пруди. Стоит большому начальству только намекнуть, и Пришибеевы тут как тут, причём их деятельность принимает такие масштабы, которых начальство порой и не желало.
Чеховский Пришибеев в конце концов сам попадает под арест. Тут, думается, Антон Павлович выдал желаемое за действительное. Пришибеевых наказывают лишь в самых крайних случаях, когда дело получает большой резонанс. Обыкновенно же их лишь слегка журят за излишнее усердие. Но зато Пришибеев получает при этом репутацию человека, абсолютно благонадёжного, пусть и не семи пядей во лбу. А вот заподозренные в недостаточном усердии, пусть и делающие всё, что положено по закону, станут кандидатами "на выход" скорее, чем Пришибеевы.
В связи с этим вспомнился ещё один небольшой юмористический рассказ, "Люди, близкие к населению" Аверченко, где благодаря "пришибеевым" происходит нечто прямо противоположное намерениям начальства. Напомню, что в нём один вельможа решил развивать науки и искусства, указание было спущено по департаменту полиции, и, в результате, те, кого надо было искать, чтобы поощрить, оказались в кутузках («Согласно циркуляра от 2 февраля, лица, виновные в пении, живописи и климатологии, обнаружены, затем, после некоторого запирательства, изобличены и в настоящее время состоят под стражей впредь до вашего распоряжения»). В жёстких иерархических структурах, где действует принцип "я начальник, ты дурак" с неуёмным желанием угодить и выслужиться, зачастую всё так и происходит.